Category: спорт

Category was added automatically. Read all entries about "спорт".

История повторяется

На авеню Фош цветут липы. Вот уже две недели я выхожу на Шарль де Голль Этуаль и иду вдоль цветущих лип в студию. Вот уже две недели, по 10 12 часов в день, я там перевожу материалы для фильма. Нет, это не дежа вю, это французы опять наснимали пять километров плёнки несколько терабайтов документалистики, и опять про Сибирь. Всё пытаются понять, есть ли жизнь за Уралом.

Мне досталась часть про двух сексапильных студенток, едущих в Шерегеш кататься на лыжах в купальниках. Признаться, до этого я не знала, что такое Шерегеш и как лыжи совмещаются с купальником. Тёмная была, да. Девочки объяснили. Потому что это КРУТО! Слово «круто» за 13 часов переводимого видео я услышала раз тысячу. От студенток, студентов и прочих участников. Вторым по популярности оказалось слово «тусить». Вообще стандартная фраза интервьюируемых строилась примерно так: «Мы едем туда тусить, потому что это круто, ага». Трудности в переводе вызвало слово «гудеть» в том же контексте. Помню, в студенческие годы мне как-то задали вопрос: «Выпить хочешь? (нет) А погудеть?» До сих пор жалею, что постеснялась спросить о значении.

Брала с собой блокнот, куда пять лет назад выписывала сомнительные фразы из другого фильма про Сибирь (по ссылке выше), оттуда выпал листочек. Это коллекция трудностей первого дня перевода с вариантами, данными коллегой. Вот где буйство красок и всплеск эмоций. Никакой спуск на лыжах в купальниках не сравнится по остроте ощущений с риском заночевать в грузовике, застрявшем в снежной чаче посреди сибирской тайги.Collapse )

О сниженной лексике

Вчера и сегодня в Берси проводился финал чемпионата мира по карате. По каналу France ô некоторые поединки транслировались напрямую. Две девицы, весом менее 50 кг каждая, попрыгали друг перед дружкой, попинали одна другую, потом француженка повалила китаянку и выиграла сражение. И вот уже стоит чемпионка мира, Александра Реккиа, в слезах и соплях, машет зрителям рукой.

 

Подскочил репортёр, спросил о впечатлениях. «J’en ai tellement chié toute l’année avec les blessures, les dépressions…» – сказала Александра, всхлипывая. «Мне так трудно пришлось в этом году из-за травм и депрессий…» – как-то так перевели бы её слова для российских новостей. Collapse )

Trophée Eric Bompard. Пары

Чем хорошо жить в Париже, так это тем, что здесь много дешёвого шмотья на распродажах часто проводятся международные соревнования по разным видам спорта. В эти выходные, например, в Берси прошёл один из этапов Гран-при по фигурному катанию – Trophée Eric Bompard (Приз Эрика Бомпара). Такое событие я, конечно же, не могла пропустить.

Прежде всего, кто такой Эрик Бомпар? Все, наверное, сразу подумали – какой-то бывший фигурист, раз в его честь назвали соревнование. Я тоже так подумала. А перед началом соревнований на большом экране пустили заставку. Бежит по заснеженной равнине снежный человек, выбегает на опушку леса, видит охотничий домик, рядом женщина. Одна. В мини-юбке. Ну снежный человек тут же на неё и залез в неё и влюбился. Подошёл незаметно сзади и обнял своими заросшими шерстью руками. Согрел, типа. И надпись на экране: «Ерик Бомпар». (Кто? Снежный человек?) И через секунду для таких, как я, приписка мелкими буквами: «Неотразимый кашемир». А, ну всё понятно, Эрик Бомпар – это кашемир компания, продающая кашемир. Спонсор соревнований.

Теперь о самих соревнованиях. В них участвовали французы, русские, американцы, англичане, японцы, китайцы, итальянцы и т.д. Самой ожидаемой звездой был, конечно, Брайан Жубер. Но удивил всех Флоран Амодио. Впрочем, не буду забегать вперёд. Лучше забегу назад и расскажу, как попасть на второй ряд с билетами без мест и на первый – с билетами за 6 евро вместо 71 евро. Кому такие махинации не по душе, просто не

Collapse )

В горах Веркора

Веркор (Vercors) – горный массив, расположенный в Западных Альпах, к юго-западу от Гренобля (регион Rhône-Alpes). Жители этого массива по-французски называются vertacomicoriens (вертакомикорьенцы) по имени кельтского племени, когда-то обитавшего в этом регионе. Массив этот примечателен своими лыжными станциями и организованным сопротивлением в годы второй мировой войны. К чему это я все рассказываю? Да к тому, что всю прошлую неделю я была вертакомикорьенкой. Или вертакомикориянкой… Тьфу, в общем, жила в Веркоре, открывая для себя новый вид активного отдыха – лыжный спорт.

До Гренобля мы ехали на TGV чуть меньше трех часов, оттуда – на арендованной машине еще 27 км до Ланс-Ан-Веркор (Lans-en-Vercors). Большая часть пути пролегала по горам; дорога, соответственно, петляла во все стороны каждые 50 метров, создалось впечатление, что ее строители никак не могли найти правильный выход с гор или же просто были врагами французского народа.

Ланс-Ан-Веркор - «коммуна», что-то вроде небольшого поселка или маленького городка, с населением чуть более 2000 жителей, ориентированная в основном на туристов-лыжников, которые в период праздников туда слетаются как мухи на говно мед. Лыжная станция базируется на высоте 1400 метров, включает в себя 15 лыжных трасс и 12 подъемников. Самая высокая вершина, предназначенная для спуска, находится на высоте 1827 метров. С нее открывается прелестный вид на другие горы, в том числе, на самую высокую точку Европы – Монблан.

Надо сказать, что до этой поездки лыжи ассоциировались у меня со школьными уроками физкультуры, вечно мокрыми варежками с налипшими на них комками снега, насквозь промокшими штанами и обмороженным носом, истекающим жидкостями разной консистенции… В девятом классе я демонстративно перестала ходить на физкультуру на лыжах и получила единственную тройку в аттестат. Хотели поставить двойку, но на уроке в зале я виртуозно съехала с каната вниз головой, вообразив его цирковым корд-де-парелем, и потрясенный учитель согласился на тройку.

Теперь экипировка была достойная: теплый и непромокаемый комбинезон, непромокаемые перчатки, снего-ветро-солнцезащитная маска, пластиковые ботинки, взятые в прокат, и такие же лыжи. Арно боялся, что я на лыжах держаться не смогу, и даже купил мне страховку на все виды травм. Ага, щас! На второй день были покорены все синие трассы, а инструктор с редким французским именем Пьер, арендованный на час, долго удивлялся, почему все так быстро получается, потом высказал предположение, что я, наверное, занималась каким-то смежным спортом. Ага, ответила я, танцами.

На третий день Остапа понесло на красные трассы. «Ты не умеешь тормозить и столкнешься с кем-нибудь», - удерживал Арно. Но я решила, что второй такой же самонадеянной овцы на красной трассе просто быть не может, поэтому если я не смогу кого-то объехать, то меня объедут, не слепые же. И принцип этот работал безупречно до тех пор, пока посреди трассы не остановился сам Арно. Он меня, видите ли, подождать там решил. Я спускалась безупречной змейкой, но когда до него осталось метров десять, змейка как-то странно изогнулась и трансформировалась в стрелку, направленную точно в цель. Вся трасса – и справа, и слева – была пуста, но я торпедой неслась прямо к единственному объекту, и, естественно, его поразила. Объект рухнул наповал, придавленный палками, лыжами и пятьдесят одним килограммом женского тела. В другой ситуации он бы и обрадовался, но в данном случае женское тело, обтянутое комбинезоном, да еще в маске, больше напоминало крупногабаритную стрекозу с оторванными крылышками, копошащуюся прямо посреди него в тщетной попытке взлететь. Так что Арно, легким движением руки, смахнул с себя стрекозу вместе с остатками лыж и палок и что-то буркнул себе под нос, наверное, благодарность за скромный вес.

Остальные красные трассы были пройдены без приключений в тот же день, так что последующие дни прошли уныло и однообразно, без вывихнутых конечностей, разорванных селезенок и черепно-мозговых травм. Красные трассы кишели малышней лет от четырех в сопровождении инструкторов, которые учили их не столько правильно делать повороты, сколько самостоятельно вставать в случае падения.

Каждая трасса, вне зависимости от цвета, имела свое название. Впервые увидев стрелку с надписью «écureuils» (белки), я подумала, что в этом направлении находится какой-то беличий заповедник. Потом обратила внимание и на другие названия: chevreuils (косули), gelinottes (рябчики), ours (медведи), tétras (тетерева) и т.д.

За все время пребывания в Лансе нам встретилось три негра. По сравнению с Парижем, где 3 негра приходится на каждые десять человек, это нонсенс. Наверное, холодно им в горах даже в лыжных комбинезонах. А потом пошел снег, и холодно стало всем, но мы в этот день как раз уезжали, надеясь вернуться в теплый Париж. Париж разбил наши надежды: он мирно спал под 10-сантиметровой толщей снега. Он до сих пор весь в снегу. И кажется, еще надолго.


Collapse )