Category: птицы

Category was added automatically. Read all entries about "птицы".

Где лучше: в России или во Франции

Если Вы никогда не жили во Франции, то вспомните, как себя чувствуете, когда осенью при первом похолодании еще не топят дома батареи. А теперь представьте, что вот при такой температуре в помещении во Франции живут добрую часть года. Не расхотелось?

p.s. Если Вы пингвин или богач, то к Вам это не относится.

p.p.s. В комментариях попросили конкретные цифры, и я вспомнила, что как раз об этом уже писала. Вот здесь

К предыдущему

Ознакомила со своими теориями Арно. Он всё выслушал и спросил:
- Птичка на ветке, говоришь, что делает? Сидит?
- Сидит, - подтвердила я.
- А на тарелке?
- Тоже сидит!
- Нет, лежит! - обрадовался Арно. – Она жареная и готова к употреблению!

О русской логике

Тут говорят, русский язык логичнее. А попробуйте объяснить французу, почему стакан на столе стоит, вилка лежит, а птичка на дереве сидит.

Со стаканом и вилкой я тут же вывела теорию: то, что скорее вертикальное, чем горизонтальное – оно стоит; то, что скорее горизонтальное, чем вертикальное - оно лежит. Моя теория тут же разбилась о тарелку – она скорее горизонтальная, чем вертикальная, но стоит. Хотя, если её перевернуть, то будет лежать. Тут же на ходу выводится еще одна теория: тарелка стоит, потому что у неё есть основание, она стоит на основании. Теория немедленно разбивается в хлам о сковородку – у нее нет основания, но она всё равно стоит. Чудеса. Хотя если её засунуть в мойку, то там она будет лежать, приняв при этом положение более вертикальное, чем на столе. Отсюда напрашивается вывод, что всё, что готово к использованию, стоит. (На этом месте хочется сказать пошлость.)

Но вот возьмём еще один предмет – мяч обыкновенный детский. Он не горизонтальный и не вертикальный, при этом полностью готов к использованию. Кто же скажет, что там, в углу, мяч стоит? Если мяч не выполняет роль куклы и его не наказали, то он всё-таки лежит. И даже если его перенести на стол, то и на столе (о чудо!) он будет лежать. Усложним задачу – положим мяч в тарелку, а тарелку в сковородку. Теперь у нас мяч по-прежнему лежит (в тарелке), сковородка по-прежнему стоит (на столе), вопрос, что делает тарелка?

Если француз дослушал объяснение до конца, то всё, его мир уже никогда не будет прежним. В нём появились тарелки и сковородки, которые умеют стоять и лежать – мир ожил. Осталось добавить, что птички у нас сидят. На ветке, на подоконнике и даже на тротуаре. Француз нарисует в своем воображении синицу, сидящую на ветке на пятой точке и болтающую в воздухе лапками, или бомжующую ворону, сидящую, вытянув лапы и растопырив крылья, у станции метро. «Русские – вы сумасшедшие!» - скажет француз и закинет в вас учебником.

Ульгат, 2 октября

В предпоследний день экстремально жаркой осени выбрались мы в Ульгат (Houlgate). Ульгат – скромный городишко в Нормандии, расположен немного к западу от кишащих туристами Довиля и Трувиля. Температура воздуха +28°С, температура воды в Ла-Манше +18°С.

2017157_IMG_0761b (700x525, 212Kb)

Collapse )

Two tickets to Dublin

Любой более менее опытный переводчик старается, насколько это возможно, избегать неблагозвучных названий. Каждый переводчик знает историю Пердиты, превращенной ради спасения доброго имени в Утрату (Perdita - героиня шекспировской пьесы «Зимняя сказка») и другие подобные примеры. И что же мы видим на практике? Бюро переводов (!) с благозвучным названием Avis Rara. Не знаю, кто как, а я так и читаю: ави срала ависрара. И анекдот из детства сразу вспоминается:


Едут Гена с Чебурашкой на велосипеде. Чебурашка на руле сидит. Встречный милиционер останавливает их и требует: «Уберите этого с руля». Чебурашка, обиженно: «Я не сруль, я Чебурашка…»

А ведь латинский язык синтетический, ну хотелось им себя диковинной птицей назвать, могли бы написать Rara Avis, как когда-то называлась одна музыкальная группа. Но нет же, редкая птица – не то, мы - птица редкая! И тут другой анекдот вспоминается: «Я птица сильная, я птица смелая…»

Остров Реюньон – полмира в миниатюре. Часть 12. Редкие птицы


А вот птица, которую вы нигде больше не увидите, она живет только на островах Реюньон и Маврикий. Скажу больше, и на этих островах вы, скорее всего, ее не увидите, потому что обитает она в непролазных джунглях, куда нормальный человек не пойдет. Но кроме нормальных людей в мире существую еще и я, так что вот вам Collapse )

Четвероногие

Оказывается, птицы – тоже четвероногие, да, почти как собаки, и даже более, потому что у собаки все-таки лапы, а у птицы – ноги. Правда две, а не четыре, но это же объяснимо: две другие просто отвалились трансформировались в крылья в процессе эволюции.

 Ни для кого не секрет, что давным-давно на земле жили динозавры. Наверное, были среди них романтичные, которые мечтали о небе, а может, просто переели все вокруг, и ради сохранения рода вынуждены были взлететь. В общем, часть динозавров отрастили крылья и взлетели, потренировавшись предварительно несколько миллионов лет, махая передними лапами и подпрыгивая. Так вот, кто взлетел, тот и стал первой птицей, а не птеродактиль, как некоторые думают (птеродактиль – летающая рептилия).

 А теперь о главном. В классификации животного мира четвероногие (лат. Tetrapoda) включают в себя четыре класса: земноводные, пресмыкающиеся, птицы и млекопитающие. Это согласно русским источникам. Согласно французским – три класса: земноводные, чешуйчатые (пресмыкающиеся и птицы) и млекопитающие. Вот что интересно: когда у людей появилась речь, птицы уже летали, так зачем же надо было называть надкласс, включающий птиц, «четвероногими»? Непорядок! Назвали бы хоть четырехчленными четырехконечностными, в конце концов! А то ладно, птицы, у них хоть и две, да ноги, ладно собаки, у них хоть и лапы, но четыре, но что делать с китами, которые, согласно данной классификации, тоже четвероногие?