Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Смотрю в книгу, вижу...

Довелось мне тут переводить временный вид на жительство с фр на ру. Я всякое видела, но такое впервые. Дано: отец, мать, дочь. Мне всегда казалось, что принцип предельно прост, даже для иностранцев: Иванов + Иванова ---> Иванов(а). Я уже встречала описки в фамилиях либо отца, либо матери, но чтобы во всех… Угадайте, кого, по мнению французской администрации, породили Суклин и Кулина?
Collapse )

Update:Collapse )

Каким-то невероятным образом правильную фамилию восстановили b_party, maprollia, deidra_triste, ainovaiori и achi_lova. achi_lova выдвинула теорию о первой букве Х, что объясняло бы ее переход то в S, то в К, но нет, такой буквы не было в исходной фамилии, и остается загадкой, откуда взялась S в фамилии папы.

Тест на знание французских реалий

В детском центре один «француз» явно нефранцузского происхождения читает своим детям книжку. Там животные всякие звуки издают, и он с выражением так читает, с душой: «Я волк! Грррр! Я корова, му-у-у… Я баран, бе-е-е, я заяц, я… и в оригинале там идёт «lapin clapit». Он запнулся и на меня смотрит с надеждой, что вот сейчас я приму эстафету – продемонстрирую, что там заяц делает. А я плечами пожимаю: никогда не слышала, чтобы зайцы как-то вслух самовыражались.

Пришла домой, полезла в интернет самообразовываться. lapin clapit. Согласно словарям, кричит. Вы слышали когда-нибудь, как кричит заяц? Я весь ютюб перерыла – нашла одно видео, там два зайца как будто попискивают. Тихонечко так, еле-еле. Надо научиться пищать по-заячьи – кто его знает, что в их книжках ещё встретишь…

Ну почему???

«На опушке леса в маленькой избушке жили-были старик со старухой. И вот однажды говорит старик старухе: “Эх, лепёшки бы сейчас поесть!” “Испекла бы я тебе лепёшку, да муки нет”. “А ты сходи в амбар, подмети там пол, вот и наберётся немного зерна”, - отвечает старик. “Так и сделаю”, - сказала старуха, сходила в амбар, подмела там пол, набрала немного зерна, смолола муку, состряпала лепёшку и поставила её в печку…»

И так далее, в том же духе. Думаете, на обложке написаноCollapse )

Кто хочет стать ойкуменом?

Есть в Париже книжный магазин «Жлоб» «Глоб», который позиционирует себя чуть ли не как центр русской культуры. В нём организуются встречи с писателями (нередко диссидентами), презентации, выставки, а также предлагаются занятия для детей по русскому языку, чтению и т.д.

Я подписана на их рассылку, и сегодня они прислали анонс мероприятий на следующий учебный год. На выбор предлагаются занятия по русскому и французскому языку, организуется шахматный кружок, танцевальный кружок и… цитата: «Club Des Eucumènes Du 21 Siècle». На этой строчке я аж проснулась. Думаю, надо срочно подтягивать французский: не понимаю, что написано. То есть, все слова понимаю, смысл не улавливается. Ясно, что это клуб кого-то XXI века, а вот кого? Внизу, для таких, как я, пояснение, на кривом французском, но смысл понятен: «приглашает русскоговорящих детей 7-12 лет… Для тех, кто хочет узнать о русской культуре в увлекательной форме, раскрыть свой потенциал и таланты, развить чувство музыки и цвета, научиться мыслить и творить». Думаю, как же таких по-русски-то обозвать? В голову приходит только «и чтец, и жнец, и на дуде игрец». Школа развития творческих способностей?

В рассылке иногда после французской версии даётся русская. Спускаюсь ниже – и о-па – сюрприз! Добрые люди перевели названиеCollapse )

Кто там?

Во французском языке есть такое слово – vasistas [вазистас] – форточка. Те, кто шпрехают по-немецки, могут легко увидеть схожесть с Was ist das? И это не случайно.

В XVIII веке у немцев в двери на уровне глаз открывалась небольшая деревянная створка, чтобы можно было посмотреть, кто пришел. Заслышав стук, немец подходил к двери, открывал эту створку и говорил: Вас ис дас? (Что такое?). Тут его хватали за ноздри, как в известном боевике, и заставляли открыть дверь. Шучу. Французы были людьми весьма воспитанными и вежливо отвечали: «Открывай, а не то убью на месте! Это я, месье де ля Фур, принес заметку про вашего мальчика». Ну или что-то другое отвечали, это неважно, а важно то, что створку эту так и стали называть vasistas. Вот такой замысловатый перенос по смежности.

А в России был свой васисдас. Так называли форточки у булочников, а булочники в те времена были преимущественно немцы:

«…Проснулся утра шум приятный.

Открыты ставни; трубный дым

Столбом восходит голубым,

И хлебник, немец аккуратный,

В бумажном колпаке, не раз

Уж отворял свой васисдас».

(А.С. Пушкин. «Евгений Онегин». I, 35)

 

Вот мне интересно теперь, кто у кого этот васисдас спёр?

К предыдущему

Вообще, литературный перевод часто скрывает от читателя суть языка. Вот, например, есть французская «обзывалка» - morpion, официально переводится как «молокосос». Для русского читателя ничего шокирующего, правда? А теперь смотрим первоначальное значение слова, от которого развился переносный смысл: morpion – лобковая вошь. Молокосос-то всего лишь младенец, сосущий мамкину грудь, а тут, простите, вошь, да еще с такой пропиской… Я считаю, молокососа в переводах надо заменять. Хотя бы клопом.

Очаровательные образы в представлении французов

 (240x140, 10Kb)
Когда я узнала, что французы ласково называют своих возлюбленных «ma puce » (дословно: моя блошка) и « ma poule » (моя курочка), французский язык как-то сразу показался мне менее романтичным. Потом мне сказали, что « loutre » – это тоже ласковое обращение к любимой, и это слово мне сначала даже понравилось: лю-ю-ютрр – нежно звучит... Но потом оказалось, что это выдра, и моя система ценностей тут же рухнула. Французы объясняли: «выдра – это ж такой хорошенький зверек, он все время так умывается лапками, просто очаровашка!» А перед моими глазами все равно стояла большая мерзкая крыса с вечно всклоченной мокрой шерстью.
Недавно мой словарный запас обогатился еще одной «нежностью»: креветка (la crevette). О да, это тоже очаровательное… гм… членистоногое, по красоте сравнится разве что с возлюбленной… Правда, детей еще так называют: «креветочка моя» (ma petite crevette). Очень мило, не правда ли?
Collapse )

Политкорректная «Красная Шапочка»

 (239x319, 27Kb)Да, эта милая девочка с разверзающейся посреди нее черной пропастью – Красная Шапочка, если кто не узнал. Это новое издание всем известной сказки, адаптированной для самых маленьких. Чтобы она была « politiquement correcte », туда, как вы видите, добавили нового персонажа.

Действительно, какая вопиющая несправедливость: почему волк всегда пожирает Красную шапочку, которая арийских кровей? Ведь негры на вкус ничуть не хуже?! Теперь все равны – все в волчьей пасти, аминь (кто не обратил внимания, розовый фон – это его язык, а по краям – зубы). Впрочем, злой участи все еще избегает многочисленная монголоидная раса, но это лишь вопрос времени, через несколько лет, я думаю, волк начнет жрать и китайцев, Золушка окажется алжирской иммигранткой, а Кот в сапогах будет изображаться с кипой на голове (так-то и честнее).
Collapse )

Изучающим французский

Я где-то уже писала, что нельзя недооценивать французские диакритические знаки, типа смысл меняют, и все такое. Это правда, но не вся. Вся правда – это то, что во французском языке вообще ничего нельзя недооценивать. Вот, например, род.

 Раньше я думала, что пуще всех извратились немцы. На первый взгляд, у них, как и у русских, три рода: мужской, женский и средний. Но вот «Kind» (ребенок) у немцев – среднего рода. Допустим, в таком возрасте, действительно, не поймешь – мальчик или девочка, но «Mädchen» (девушка) – создание уже вполне сложившееся, и тоже – среднего рода! Туда же и Fräulein… Впрочем, кто был в Германии и видел тамошнюю молодежь, я думаю, согласится, что многие из их девушек и впрямь рода не вполне определенного. Сами еще не решили, какого.

 У французов не так, у них всего два рода, среднего нет. С людьми они быстро разобрались, кто мальчик, а кто девочка, другое дело – вещи и понятия философские. Засевшее у всех в печёнках слово «amour» - мужского рода, но во множественном числе оно становится женского рода: des amours enfantines (мои детские любовные увлечения). Этому есть историческое объяснение: слово «amour» раньше было женского рода, а потом поэты его персонифицировали, отождествляя с богом Амуром, мечущим в несчастных стрелы любви, таким образом, оно приобрело мужские черты. Еще два существительных – «délice» (наслаждение) и «orgue» (орган) также мужского рода в единственном числе и женского во множественном: un vrai délice – des délices infinies, un orgue électrique – des grandes orgues.

 На первый взгляд, все не так уж и плохо – всего три слова исключения. Это на первый. На второй – все гораздо хуже! Есть множество слов, у которых два рода, и в разном роде они имеют разный смысл. Например: un mémoire (м.р., дипломная работа) – une mémoire (ж.р., память, воспоминание) – des mémoires (мн.ч., мемуары), un livre (м.р., книга) une livre (ж.р., мера веса фунт), un mode (способ) une mode (мода), un page (паж) une page (страница) un tour (поворот) une tour (башня), un vase (ваза) une vase (тина) и т.д.

 А еще есть слова с «плавающим» родом. Сами французы понять не могут, мужского они рода или женского. Вот, например, après-midi (время после полудня) используется и в мужском, и в женском роде. Во Французской академии спорили-спорили, какого рода это слово, решили, вроде, что мужского. Но несогласная часть академиков стала употреблять его в женском роде, а некоторые академики придумали еще лучше: стали употреблять его то в мужском, то в женском роде. На том и сошлись: пусть каждый употребляет в том роде, в каком хочет. И теперь такие слова как après-midi, avant-guerre (предвоенное время), après-guerre (послевоенное время), perce-neige (подснежник) употребляются в любом роде.

 Кому французский язык с точки зрения рода показался вдруг сложным, попробуйте выучить польский: там пять родов, включая одушевленные и неодушевленные.

Об опасности французских омофонов

Я уже говорила, что самое мерзкое, что есть во французском языке - это огромное количество омофонов, т.е. слов, которые звучат одинаково, а пишутся по-разному. Самый известный омофонный ряд, который часто приводят в пример изучающим французский язык - это vers (стих), ver (червяк), verre (стакан), vert (зеленый), vair (беличий мех). Все эти слова, к тому же, многозначны, но это уже другой вопрос. Нас сейчас интересует произношение, а все они звучат как [вер], и без контекста невозможно понять, о чем идет речь.

Помню, когда я только начала изучать французский, в разговоре с одним французом попалась на фразе "vers aux 8 pieds". Всех значений "вер" я тогда не знала, и "пье" знала только одно: "нога", поэтому начала быстренько подставлять к "ноге" знакомые значения "вер" и остановилась на варианте "8-лапый червяк". "Гусеница!" - обрадовалась я и тут же потеряла нить разговора, т.к. никак не могла сообразить, при чем же здесь гусеница. А француз был поэтом и говорил мне, вообще-то, о восьмистопном стихе...

И вот сегодня я случайно наткнулась в Интернете на интересную статью о каштанах. Заканчивалась статья такой фразой: "Soyez prudent, les marrons dindes que vous trouvez dans votre jardin sont très toxiques!" - "Будьте осторожны: каштаны-индюшки, растущие в вашем саду, очень токсичны!". А ведь здесь речь идет всего лишь о разновидности каштанов, которые в русском языке называются "конскими", а во французском - "индийскими": "marron d'Inde". Произносятся же они точно так же, как и несуществующие "каштаны-индюшки": [маррон данд]. Видимо, автор статьи никогда не видел, как это пишется, и был уверен, что есть такой сорт каштанов -  индюшачий. Наверное, он даже  как-то себе их представлял...