Ласана (entre_2_mondes) wrote,
Ласана
entre_2_mondes

Category:

В горах Веркора

Веркор (Vercors) – горный массив, расположенный в Западных Альпах, к юго-западу от Гренобля (регион Rhône-Alpes). Жители этого массива по-французски называются vertacomicoriens (вертакомикорьенцы) по имени кельтского племени, когда-то обитавшего в этом регионе. Массив этот примечателен своими лыжными станциями и организованным сопротивлением в годы второй мировой войны. К чему это я все рассказываю? Да к тому, что всю прошлую неделю я была вертакомикорьенкой. Или вертакомикориянкой… Тьфу, в общем, жила в Веркоре, открывая для себя новый вид активного отдыха – лыжный спорт.

До Гренобля мы ехали на TGV чуть меньше трех часов, оттуда – на арендованной машине еще 27 км до Ланс-Ан-Веркор (Lans-en-Vercors). Большая часть пути пролегала по горам; дорога, соответственно, петляла во все стороны каждые 50 метров, создалось впечатление, что ее строители никак не могли найти правильный выход с гор или же просто были врагами французского народа.

Ланс-Ан-Веркор - «коммуна», что-то вроде небольшого поселка или маленького городка, с населением чуть более 2000 жителей, ориентированная в основном на туристов-лыжников, которые в период праздников туда слетаются как мухи на говно мед. Лыжная станция базируется на высоте 1400 метров, включает в себя 15 лыжных трасс и 12 подъемников. Самая высокая вершина, предназначенная для спуска, находится на высоте 1827 метров. С нее открывается прелестный вид на другие горы, в том числе, на самую высокую точку Европы – Монблан.

Надо сказать, что до этой поездки лыжи ассоциировались у меня со школьными уроками физкультуры, вечно мокрыми варежками с налипшими на них комками снега, насквозь промокшими штанами и обмороженным носом, истекающим жидкостями разной консистенции… В девятом классе я демонстративно перестала ходить на физкультуру на лыжах и получила единственную тройку в аттестат. Хотели поставить двойку, но на уроке в зале я виртуозно съехала с каната вниз головой, вообразив его цирковым корд-де-парелем, и потрясенный учитель согласился на тройку.

Теперь экипировка была достойная: теплый и непромокаемый комбинезон, непромокаемые перчатки, снего-ветро-солнцезащитная маска, пластиковые ботинки, взятые в прокат, и такие же лыжи. Арно боялся, что я на лыжах держаться не смогу, и даже купил мне страховку на все виды травм. Ага, щас! На второй день были покорены все синие трассы, а инструктор с редким французским именем Пьер, арендованный на час, долго удивлялся, почему все так быстро получается, потом высказал предположение, что я, наверное, занималась каким-то смежным спортом. Ага, ответила я, танцами.

На третий день Остапа понесло на красные трассы. «Ты не умеешь тормозить и столкнешься с кем-нибудь», - удерживал Арно. Но я решила, что второй такой же самонадеянной овцы на красной трассе просто быть не может, поэтому если я не смогу кого-то объехать, то меня объедут, не слепые же. И принцип этот работал безупречно до тех пор, пока посреди трассы не остановился сам Арно. Он меня, видите ли, подождать там решил. Я спускалась безупречной змейкой, но когда до него осталось метров десять, змейка как-то странно изогнулась и трансформировалась в стрелку, направленную точно в цель. Вся трасса – и справа, и слева – была пуста, но я торпедой неслась прямо к единственному объекту, и, естественно, его поразила. Объект рухнул наповал, придавленный палками, лыжами и пятьдесят одним килограммом женского тела. В другой ситуации он бы и обрадовался, но в данном случае женское тело, обтянутое комбинезоном, да еще в маске, больше напоминало крупногабаритную стрекозу с оторванными крылышками, копошащуюся прямо посреди него в тщетной попытке взлететь. Так что Арно, легким движением руки, смахнул с себя стрекозу вместе с остатками лыж и палок и что-то буркнул себе под нос, наверное, благодарность за скромный вес.

Остальные красные трассы были пройдены без приключений в тот же день, так что последующие дни прошли уныло и однообразно, без вывихнутых конечностей, разорванных селезенок и черепно-мозговых травм. Красные трассы кишели малышней лет от четырех в сопровождении инструкторов, которые учили их не столько правильно делать повороты, сколько самостоятельно вставать в случае падения.

Каждая трасса, вне зависимости от цвета, имела свое название. Впервые увидев стрелку с надписью «écureuils» (белки), я подумала, что в этом направлении находится какой-то беличий заповедник. Потом обратила внимание и на другие названия: chevreuils (косули), gelinottes (рябчики), ours (медведи), tétras (тетерева) и т.д.

За все время пребывания в Лансе нам встретилось три негра. По сравнению с Парижем, где 3 негра приходится на каждые десять человек, это нонсенс. Наверное, холодно им в горах даже в лыжных комбинезонах. А потом пошел снег, и холодно стало всем, но мы в этот день как раз уезжали, надеясь вернуться в теплый Париж. Париж разбил наши надежды: он мирно спал под 10-сантиметровой толщей снега. Он до сих пор весь в снегу. И кажется, еще надолго.



Это тот самый Lans-en-Vercors:

 (661x496, 110Kb)

IMG_0235s selo (661x496, 108Kb)

А это "катабельный" участок гор: (661x344, 119Kb)

А это почти русская метель: (661x496, 95Kb) (661x496, 92Kb)

После метели: (661x496, 191Kb)

В ясную погоду: (661x496, 92Kb) (496x661, 131Kb)

Вид на Гренобль: (661x496, 95Kb)

Та самая стрекоза: (661x497, 126Kb)

Тот самый Монблан: (661x496, 85Kb)

Tags: досуг
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments