December 3rd, 2011

Тонкости языка

Однажды в ресторане отеля я увидела инструкцию, как вести себя в случае « incident ou accident ». Оба слова обозначают какой-то несчастный случай, аварию, происшествие. Я спросила Арно, чем incident отличается от accident.
 
– Понимаешь, – начал объяснять Арно, – если, например, кого-то сейчас хватит инфаркт, и он умрёт прямо на месте – это accident. А если ты обожрёшься и тебя вырвет посреди ресторана – это incident. Ясно?
 
Я тогда поняла, что accident – это что-то серьёзное, а incident – так себе. А недавно Виолена рассказывала про детский сад. Ее сыну три года, и она оставляет его там на полдня. Зная, что он иногда какает в штаны, я задала вопрос, надевает ли она на него подгузник.
– Нет, сказала Виолена, но ты знаешь, «accidents» там случаются каждый день, то с одним, то с другим.
– Что значит, случаются «accidents»? – задала я уточняющий вопрос.
– Ну, какают в штаны, – пояснила Виолена. – И нет, по-французски это именно accident, а не incident.
 
Я совсем запуталась и полезла в Интернет. Первый же запрос в гугл дал статью под названием «Différence entre accident et incident» (Разница между accident и incident). Ну вот, наконец-то я сейчас разберусь, – обрадовалась я и стала читать.
 
«В общем случае, слово incident используется, когда какое-то непредвиденное событие влечёт за собой незначительные последствия, а слово accident – когда последствия серьёзны». И приводится пример: выброс токсических или радиоактивных отходов. Если событию присваивается 1-3 уровень угрозы, то последствия для населения незначительны, это incident, а если 4-7 уровень – это уже accident.
 
И тут же приводится другой пример: в новостях прозвучала фраза «incident boursier», когда банк понёс потери в 600.000.000 евро. И автор вопрошает, не считать ли это событие в данном случае пустяковым. Пользователи ему тут же отвечают, что данная сумма для банка – фигня, это всего 3% капитализации, от такой потери банк не обанкротится, не сгинет, поэтому потерю можно смело считать incident.
 
Получается, что невинный инцидент в детском саду серьезнее, чем выброс радиоактивных отходов 3-го уровня или потеря банком 600.000.00 евро. И еще говорят, что русский язык нелогичный.

О русской логике

Тут говорят, русский язык логичнее. А попробуйте объяснить французу, почему стакан на столе стоит, вилка лежит, а птичка на дереве сидит.

Со стаканом и вилкой я тут же вывела теорию: то, что скорее вертикальное, чем горизонтальное – оно стоит; то, что скорее горизонтальное, чем вертикальное - оно лежит. Моя теория тут же разбилась о тарелку – она скорее горизонтальная, чем вертикальная, но стоит. Хотя, если её перевернуть, то будет лежать. Тут же на ходу выводится еще одна теория: тарелка стоит, потому что у неё есть основание, она стоит на основании. Теория немедленно разбивается в хлам о сковородку – у нее нет основания, но она всё равно стоит. Чудеса. Хотя если её засунуть в мойку, то там она будет лежать, приняв при этом положение более вертикальное, чем на столе. Отсюда напрашивается вывод, что всё, что готово к использованию, стоит. (На этом месте хочется сказать пошлость.)

Но вот возьмём еще один предмет – мяч обыкновенный детский. Он не горизонтальный и не вертикальный, при этом полностью готов к использованию. Кто же скажет, что там, в углу, мяч стоит? Если мяч не выполняет роль куклы и его не наказали, то он всё-таки лежит. И даже если его перенести на стол, то и на столе (о чудо!) он будет лежать. Усложним задачу – положим мяч в тарелку, а тарелку в сковородку. Теперь у нас мяч по-прежнему лежит (в тарелке), сковородка по-прежнему стоит (на столе), вопрос, что делает тарелка?

Если француз дослушал объяснение до конца, то всё, его мир уже никогда не будет прежним. В нём появились тарелки и сковородки, которые умеют стоять и лежать – мир ожил. Осталось добавить, что птички у нас сидят. На ветке, на подоконнике и даже на тротуаре. Француз нарисует в своем воображении синицу, сидящую на ветке на пятой точке и болтающую в воздухе лапками, или бомжующую ворону, сидящую, вытянув лапы и растопырив крылья, у станции метро. «Русские – вы сумасшедшие!» - скажет француз и закинет в вас учебником.