July 21st, 2010

К вопросу о забастовках

У нас под Самарой есть дача. Обычная, старенькая, шесть соток, дом деревянный, яблоки, вишни. Водопровод. Был. В этом году в конце мая воду на всей линии перекрыли, потому что «у кого-то подтекают трубы, у нас потери воды, дайте 50 тысяч, мы найдем у кого и починим». Май, июнь, июль – на дачах сахара, злодеи удачно подловили момент.

 

Рассказала я об этом Даниэли. «Какой ужас, - отреагировала Даниэль. – Теперь нельзя даже душ принять?!» «Кхы-кхы, - поперхнулась я, - у нас на дачах вообще-то нет душей. У нас воду порционно дают давали, два раза в неделю по два часа. Так что все ходят грязные и вонючие, аки свиньи». Следующий вопрос поверг меня в ступор: «А как же вы в туалете смываете?» Хотелось, конечно, ответить, что принцессы не какают, но будучи принцессой честной, я обрисовала ей наш дачный туалет.

 

Даниэль не сдавалась, она задала следующий вопрос: «Почему же вы не бастуете?» Я задумалась. Воду отключили на 34-х дачах, принадлежащих преимущественно пенсионерам. С больными ногами, печёнками, селезёнками. Можно, конечно, пройтись по линии с воплем «Вставай, страна огромная», но боюсь, за мной последуют только пять собак, подкармливаемые вышеупомянутыми пенсионерами.

 

Но сказать, что дело застыло на мертвой точке, нельзя. Кроме организованной борьбы существует еще так называемый «русский бунт». На выходных на дачах состоялось собрание. Дачники и ответственные лица сначала разговаривали, потом кричали, потом подрались. В субботу вопрос пообещали решить.