November 6th, 2009

Чем хорош французский язык

Всем, всем, всем, едва прикоснувшимся к французскому языку и брезгливо от него отвернувшимся! Я несу вам радостную новость! Я нашла Святой Грааль миелофон область во французском языке, где все слова сформированы путем добавления одного-единственного слова. Вообще-то я нашла ее давно, а спешу поделиться только сейчас, но ведь давно это было не так важно, правда? Область эта касается «родственничков», я имею в виду родственников супругов.

Для удобства восприятия вообразите, что я жена (у кого с воображением туго, скажу прямо: я жена). Берем универсальное французское прилагательное « beau » [бо], приставляем его к « père » (отец), получаем « beau-père » («милый отец», по-русски говоря, папенька) - отец моего мужа или мой отец для мужа. Снова берем « beau », приставляем его к « fils » (сын), получаем « beau-fils » («милый сын», то бишь, сынок) - мой муж для моих родителей). А теперь внимание, берем все то же « beau », прибавляем его к « frère » (брат), получаем « beau-frère » («милый брат», братишка) и целую гамму значений: брат мужа, муж его сестры, мой брат для мужа, муж моей сестры для моего мужа, а также муж моей сестры для меня и муж сестры мужа для мужа. Все понятно? В общем, все особи мужского пола, не относящиеся ни к вышестоящему, ни к нижестоящему поколению.

Единственное, что надо уяснить в этой схеме – это то, что универсальное слово « beau » склоняется по родам и числам. В женском роде оно дает  « belle » [бэль], во множественном числе - beaux [бо] или belles [бэль] в зависимости от того, о мальчиках или девочках идет речь. Это дает нам простор обзывать любого родственника со стороны мужа или жены или даже группу родственников, прибавляя лишь «милый», «милая», «милые»: « belle-mère » («матушка») – моя мать для мужа или мать мужа для меня, « belle-fille » («дочка») – я для мамы и отца мужа, « belle-soeur » («сестричка») – вся вереница родственников женского пола по аналогии с «братишкой», « beaux-parents » («милые родители») – мои родители для мужа или его родители для меня, « belle-famille » («милая семейка») – все мои родственники для мужа или его родственники для меня. Есть даже beau-neveu и belle-nièce («милые племяннички»), beau-cousin и belle-cousine («милые кузенчики и кузиночки»), beau-petit-fils et belle-petite-fille («милые внуки и внучки») и так далее, продолжайте сами.

Но и это еще не все. Отчима и мачеху французы тоже называют «милым отцом» или «милой мамой»: beau-père и belle-mère. Те, в свою очередь, падчерицу и пасынка – «милыми» дочкой и сынком: belle-fille и beau-fils. Ну а догадаться, о ком идет речь – об отчиме или отце мужа – можно по контексту, нечасто эти понятия мешаются. Все эти «милые родственнички» зафиксированы в языке примерно с XV века, тогда обращение «милый» входило в форму вежливости, ну а закрепилось, в конце концов, по отношению к родственникам супругов.

А что же наблюдается в русском языке? Все ли из вас могут отличить деверя от шурина и золовку от свояченицы? Я, например, столько не выпью не могу. Для меня сноха ассоциируется исключительно с глаголом «сношаться», а золовка представляется некой шпионкой, подлавливающей невесту за мастурбацией небогоугодными делами. В самый неожиданный момент она выскакивает с довольной ухмылкой на лице и кричит: «Ага, заловила!»

Словари говорят нам, что все слова этой области восходят к праславянскому языку, где их корни теряются. Исследователи спорят-спорят, но к единому выводу образования этих слов так и не пришли. Вот, например, Г.П. Цыганенко пишет: «праслав. свекры (*svekry) «свекровь», полагают, развилось из *sve-sry, в котором первая часть *sve- значит «свой, своя», а вторая часть *sry – с неизвестным первонач. значением по народной этимологии была заменена элементом *-kry…». А я вот думаю, что вторая часть *-sry имеет вполне известное и хорошо всем знакомое значение, напрямую связанное с характером среднестатической свекрови. Ну а «мачеха» образовано от «мати» (мать) добавлением откровенно уничижительного суффикса *-jech-a (совр. «ех-а», по другим сведениям «-ха»), тут уж характер самой мачехи налицо.

А вот мама, папа, дядя, тётя, баба, дед (деда) образованы в русском языке из детского лепета, методом редупликации. Во французском этот метод сработал только для мамы и папы.