June 18th, 2009

Идиллия

Сегодня в автобус зашли три месье в брючных костюмах и белых рубашках (глаженых!). «Иностранная делегация», - отметила я про себя. Но когда месье, раскидывая пардоны и мерси, стали продвигаться вглубь салона, стало ясно, что это контролеры. И на пиджаках у них значки с надписью «RATP contrôle, information» это подтвердили. Месье, благоухая парфюмом, прикладывали сезонки к специальному аппарату, а билетики просто внимательно рассматривали. В конце автобуса выловили безбилетницу, попросили у нее удостоверение личности, она с улыбкой им его вручила, один месье переписал оттуда все ее данные и выписал штраф. Также с улыбкой протянул ей квитанцию. Потом долго объяснял, где и как удобнее ее оплатить. Безбилетная мадам его сердечно поблагодарила, и месье долго еще раскланивался, а его коллеги терпеливо ждали у выхода. Я уж думала, что они сейчас расцелуются на прощанье, как принято у французов, однако нет, не стали.

 И я вспомнила, как три года назад в Берлине мы с Арно ехали в метро. Это был последний день нашего пребывания. Мы покупали сезонки на неделю, и нам в пункте продаж объяснили, что они действуют посуточно, т.е. если мы купили в час дня, то до часу дня через неделю. Во-первых, наврали, во-вторых, времени все равно уже было полвторого. И тут контролер. Бежать поздно. «Мы не понимаем никакого языка», - шепнула я Арно, в уме прикидывая, сколько всего можно купить на 80 евро (штраф за двоих). Подойдя к нам, контролер начал перебирать всевозможные языки. Мы молчали как рыбы. Я молчала очень выразительно: «Зоя Космодемьянская» - было написано на моем лице. Контролер это быстро понял и принялся за Арно. Арно в школе не рассказывали ни про Зою Космодемьянскую, ни про Сережку Тюленина – не было перед ним достойных героев-молчунов. Поэтому в конце концов он вынул из широких штанин свое удостоверение личности и протянул обрадованному контролеру. Тот быстренько выписал ему квитанцию и пожелал хорошего дня.

 - И что нам делать с этой квитанцией? - спросила я своего родственника, вернувшись домой.

- Как что? Выбросите в урну! – не раздумывая, ответил родственник.

В урну мы ее выбросили, но только уже на территории Франции. Скрупулезные немцы и не менее скрупулезные французы компьютерные данные, как оказалось, не сверяют. А вот я теперь думаю, чего так улыбалась сегодняшняя мадам? Может, она и не мадам вовсе, а какая-нибудь фрау или миссис? И улыбаясь, представляла уже, как по возвращении выбросит это квитанцию прямо в урну!