May 1st, 2009

Об опасности французских омофонов

Я уже говорила, что самое мерзкое, что есть во французском языке - это огромное количество омофонов, т.е. слов, которые звучат одинаково, а пишутся по-разному. Самый известный омофонный ряд, который часто приводят в пример изучающим французский язык - это vers (стих), ver (червяк), verre (стакан), vert (зеленый), vair (беличий мех). Все эти слова, к тому же, многозначны, но это уже другой вопрос. Нас сейчас интересует произношение, а все они звучат как [вер], и без контекста невозможно понять, о чем идет речь.

Помню, когда я только начала изучать французский, в разговоре с одним французом попалась на фразе "vers aux 8 pieds". Всех значений "вер" я тогда не знала, и "пье" знала только одно: "нога", поэтому начала быстренько подставлять к "ноге" знакомые значения "вер" и остановилась на варианте "8-лапый червяк". "Гусеница!" - обрадовалась я и тут же потеряла нить разговора, т.к. никак не могла сообразить, при чем же здесь гусеница. А француз был поэтом и говорил мне, вообще-то, о восьмистопном стихе...

И вот сегодня я случайно наткнулась в Интернете на интересную статью о каштанах. Заканчивалась статья такой фразой: "Soyez prudent, les marrons dindes que vous trouvez dans votre jardin sont très toxiques!" - "Будьте осторожны: каштаны-индюшки, растущие в вашем саду, очень токсичны!". А ведь здесь речь идет всего лишь о разновидности каштанов, которые в русском языке называются "конскими", а во французском - "индийскими": "marron d'Inde". Произносятся же они точно так же, как и несуществующие "каштаны-индюшки": [маррон данд]. Видимо, автор статьи никогда не видел, как это пишется, и был уверен, что есть такой сорт каштанов -  индюшачий. Наверное, он даже  как-то себе их представлял...