December 26th, 2007

Веселое Рождество

 (266x354, 69Kb)
Матильда – имя серьезное. Когда она вырастет, то, наверное, станет учительницей… или врачом… ну или, в крайнем случае, ученым. А пока ей два года и шесть месяцев по скрупулезному подсчету изможденного папы, она любит бегать, прыгать, делать прически тем, кто не успел убрать волосы, воодушевленно сосать соску и разговаривать (все последовательно). Когда Матильда разговаривает, я чувствую себя бездарной тупой скотиной, не понимающей совершенную матильдину речь, которой позавидовал бы сам Демосфен. Бедняга же все детство картавил, а Матильда – нет, она не будет, хотя по русским меркам все французы немного того… картавые.

Так вот, Матильда притащила свою любимую игрушку и начала тыкать пальцем в изображение то ли ишака, то ли быка, я так и не поняла, кто это был на самом деле, ослобык какой-то, и на матильдином языке он назывался «буке». Изучение буке заняло порядка 20 минут. Потом Матильда попыталась затащить меня в постель самым наглым образом, и плевать ей было на мою гетеросексуальную ориентацию. Она привела меня за руку, разулась, залезла под одеяло и настойчиво потянула меня туда же, гипнотизируя пристальным взглядом. Будь я в возрасте Матильды, я бы, конечно, не устояла, но возраст обязывает… обязывает как минимум раздеваться, прежде чем ложиться в чужую постель, а раздеваться желания не было. Поэтому я взяла Матильду под мышку и вернула за общий стол.

Матильда, разочарованная таким немотивированным отказом, от своей идеи все же не отступилась: она решила помочь мне раздеться. Прямо за столом. Для начала ей захотелось освободить меня от лишней и никому не нужной юбки. Надо сказать, что юбка моя держалась на замке и широком поясе, завязывающемся на бант. Матильда быстро разобралась, за какой конец надо дернуть, чтобы бант развязать и неутомимо дергала за него минут 36. Если бант вовремя не водружался на место, догадливая Матильда расстегивала замок. От этой занимательной, особенно для меня, игры Матильду отвлек предложенный десерт в виде мороженого.

Оказывается, есть большая разница в том, где будет есться мороженое: рядом с мамой или рядом с юбкой на широком поясе, переходящем в бант. Бант был безоговорочно признан лучше мамы, хоть и скрылся на время под скатертью.
То, что мороженое имеет свойство таять и течь, я знала из уроков физики и практического естествознания. Матильда была слаба в обеих науках, поэтому она стала щедро поливать свое розовое платье подтаявшим мороженным по пути оного из тарелки в рот. Так что вторая часть Марлезонского балета прошла в увлекательнейшем соревновании: Матильда капала кругом мороженым, а юбка с бантом забавно крутилась вокруг, пытаясь поймать тряпкой капли мороженого на лету. Юбка с бантом регулярно и позорно проигрывала с разрывом в несколько долей секунды.

Вообще-то я хотела написать пост о встрече Рождества. Вообще-то кроме Матильды и меня было еще восемь взрослых, семь мужчин и двое грудных детей. Вообще-то был даже один очень интересный мужчина: он весь день держал конец своего галстука в нагрудном кармане, как кенгуру детеныша. А потом вся гоп-компания стала разъезжаться по домам и начался процесс прощания. Любопытные наблюдатели зафиксировали бы несколько сотен слащавых чмоков, потому что большинство французов приехали с дикого запада, а там любовь выражается четырехкратным целованием. Кто силен в теории вероятности, может посчитать точное количество задействованных чмоков, а мне что-то лень, пожелаю-ка я лучше всем веселых праздников и столько же поцелуев каждому, только страстных, только от любящих и любимых!