Ласана (entre_2_mondes) wrote,
Ласана
entre_2_mondes

Categories:

Усыновление по-французски

Особенностью национального усыновления является то, что процедура эта возможна, даже когда приёмному «ребёнку» уже далеко за восемнадцать. Зачем, спросите вы, усыновлять усатого дядю с лысеющей макушкой или удочерять целлюлитную тётю с тремя собственными детьми? Ответ прост: получить налоговые льготы при передаче наследства или при передаче имущества от ещё живого приёмного родителя.

Прогрессивная система налогообложения, от которой бегут всякие депардье, заставляет и рядового француза подумать, как не заплатить побольше налогов, если есть возможность заплатить поменьше. Тем более что рядовой француз знает, что на эти налоги будут кормиться полчища иммигрантов, и привычно обкуривать его, француза, возвращающегося поздно вечером с работы, в салоне пригородной электрички.

Вот знаю я одну семью, вполне обычную по современным меркам. История вкратце такая. Мадемуазель вышла замуж, родила последовательно двоих разнополых детей и даже немножко их вырастила. Потом брак оказался браком, а детей на самом деле трое: младшенький – муж. А потом появился шевалье на белом коне, запряг его в карету, погрузил женщину и детей (кроме мужа) и увёз в свой замок.

В то время шевалье был наёмным работником, превосходившим знаниями и умениями своего шефа. Согласно Этическому кодексу, он не имел права открывать конкурирующее предприятие на своё имя. Поэтому открыл на имя женщины, согласно с ней же. Женитьба отошла на задний план и вообще оказалась никому не нужной. Дети выросли, обзавелись собственными семьями и детьми. Шевалье состарился и заболел, и приготовился умирать в своём замке. И тут вдруг задумался, что же станет с его замком после.

По французским законам, учитывая общую стоимость имущества, его семья должна будет заплатить 60 % налогов от этой стоимости. Чтобы заплатить такую сумму, замок придётся поменять на хибару. Что делать? Очевидно – не умирать! Один из вариантов – уменьшить общую стоимость имущества, чтобы снизить процент, но при продаже опять же всплывают налоги, как, впрочем, и при дарении чужим людям. Зато прямым наследникам можно дарить безналогово, каждому по сто тысяч, раз в десять лет. И тут оказалось, что для усыновления и удочерения крайних сроков нет, яху!

Процедура усыновления проходит в несколько этапов, последним из которых является суд, где надо убедить судей в своей отеческой любви и выказать жгучее желание усыновить почти родное потомство. До этого всю мотивацию нужно выразить письменно и заверить нотариально, потом сколько-то месяцев ждать. Со всей старательностью шевалье выполнил процедуру и расслабился в ожидании суда. А женщина не расслабилась. Окрылённая приближением налоговых льгот, и руководствуясь правилами арифметической прогрессии, она предложила удешевить основной капитал ещё на двести тысяч. Как? Усыновив ещё двоих – жену сына и мужа дочери. И неважно, что у них собственные родители в добром здравии, родителей много не бывает.

Не знаю, чем бы закончилась эта история, но шевалье умер ещё до первого суда. Тут карета стала тыквой, а кучера мышами: в случае положительного решения суда новоявленным детям пришлось бы наследовать всё сразу и, соответственно, платить налоги с полной суммы и переезжать в хибару. В случае отрицательного решения в наследство вступала их мать, с которой шевалье успел перед смертью сочетаться браком. И с тем же красноречием, с коим шевалье описывал необходимость усыновления взрослых отпрысков, вся семья стала слёзно упрашивать судью не следовать воле усопшего и отказать в его последнем желании.

Судья смилостивился, семья осталась в замке. Теперь готовят новый проект: матушка состарилась. Думаю, усыновлять больше никто никого не будет.
Tags: информация к размышлению, истории, французы такие французы!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments