Ласана (entre_2_mondes) wrote,
Ласана
entre_2_mondes

Categories:

Вокабуляр маленького билингва

Самый частый вопрос, который задают мне о дочери, это «А на каком языке она разговаривает?» Вот краткий экскурс в историю «разговора».

Сначала из лепета выделились интернациональные редупликаты: ка-ка, ку-ку и ням-ням. Первыми зафиксированными осмысленными словами оказались «no-no-no» и «ah no!». Детёныш произносил их нараспев в миноре, а потом мотал вправо-влево головой. Чтобы тот, кто не услышал слова, увидел жест, и сомнений в отрицании не осталось.

Далее были освоены «авА» (au revoir [оревуар] – до свидания) и «бавА» (bavoir [бавуар] – слюнявчик). Тут французский вариант заметно более лёгкий: «слюнявчик» не каждый взрослый-то выговорит, например, по-пьяне. Ну и по тому же принципу прибавилось французское do-do (dormir – спать), аналог русского бай-бай, и «анкО» (encore [анкор] – ещё). Впоследствии тот же принцип сработал при выборе bébé (малыш), nez ([нэ] – нос) и talon (pantalon – штаны, брюки). Заметьте, что во всех этих французских словах отсутствуют шипящие-свистящие. Их же нет и в первых русских словах: «титИ», «пупОк» и «алЯк» (жених Алекс).

Далее вокабуляр пополнился словами с широким спектром значений. В китайском языке есть так называемые «счётные слова», которые выбираются в зависимости от принадлежности объекта к той или иной семантической группе. Есть, например, семантическая группа удлинённых предметов, включающая в себя улицу, рыбу, штаны и т. д. У детёныша немного китайский склад ума. Французским словом poulet ([пуле] – курица) он называет как собственно курицу, так и любое другое мясо, в том числе из пельменей, а также рыбу. Парадоксально, но колбаса входит в другую семантическую группу под названием «агулЕ» (огурец). Туда же относится собственно огурец, а также кабачок. Полагаю, что это группа продуктов удлинённой формы круглого сечения. Есть ещё группа под названием «колЯ» (chocolat), состоящая из собственно шоколада и… кубиков сыра. Тут объединяющим фактором служит, видимо, наличие упаковки в форме параллелепипеда.

В два года детёныш начал объединять русские слова с французскими того же смысла: «вадалЁ» (вода l'eau), do-do-ба-бай. Появилась первая шипящая: «ещё» и первое предложение: «И потом спать». Общение с русским дедушкой обогатило вокабуляр императивами: пусти! отдай! уйди! отойди! Глаза, уши, голова, спинка, пупок, попа, хвостик называются на русском, а вот нога (pied) и нос (nez) на французском. На французском-же так и остался зайка (lapin) и мячик/шарик (ballon).

На детской площадке детёныш отгоняет мальчика с горки (отойди!) и не понимает, почему тот не отходит. Смотрит удивлённым взглядом, когда я говорю «Скажи девочке оревуар!». При этом французский и русский язык понимает, я бы сказала, одинаково. Спасибо-пожалуйста не говорит ни на каком языке. Для выражения этих понятий используется универсальное слово «нак». Этимология неизвестна.
Tags: билингвизм, детское, русский язык, французский язык
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 30 comments